Музыкальность оказалась крайне сложным признаком, который коррелирует с состоянием десятков генов и наследуется не более чем на 16 процентов.

Танцуя или просто ритмично двигаясь под музыку, мы реализуем исключительно сложные механизмы, связанные с восприятием звуков и координацией движений. У одних людей это получается лучше, у других — хуже, что отчасти связано с их наследственностью. К такому выводу пришли биологи, сопоставив геномы и способности к ритмическим движениям сотен тысяч человек. Результаты этой работы представлены в статье, опубликованной в журнале Nature Human Behaviour.

Ученые из Вандербильтского института генетики воспользовались данными компании 23andMe, которая предлагает коммерческие услуги по секвенированию генома. Более 606 тысяч клиентов 23andMe согласились принять участие в исследовании и ответили на простой вопрос: «Можете ли вы хлопать под ритм музыки?». Подавляющее большинство, конечно, ответило положительно, но около восьми процентов сказали «нет». Далее ученые сопоставили данные генетического анализа тех и других добровольцев, проведя полногеномный поиск ассоциаций — связей между геномными вариантами и целевым внешним признаком.

Работа помогла обнаружить 69 однонуклеотидных участков, состояние которых коррелирует со способностью к ритмическим движениям под музыку. Некоторые из них относятся к генам, вовлеченным в развитие мозга, другие работают в нейронах слуховой коры, третьи — моторной. Многие эти гены участвуют в координации ритмичных движений, таких как дыхание и ходьба. Впрочем, ни один из них нельзя назвать «геном музыкальности»: это крайне сложный фенотипический признак, связанный не только с ДНК, но и с особенностями нервной системы, ее формирования и так далее. По оценкам генетиков, наследуемость ритмичности составляет лишь 13-16 процентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *